Угнетай нас, Батя!

автор: Денис Песков

 
Ещё одна любопытная книга, которую я читал как-то перед поездкой в Чехию. Более всего мне понравилась история чешского Генри Форда, причём, пожалуй, безо всяких натяжек: Томаш Батя (Tomas Bata) и его обувная империя. Она давно лежала у меня в компе, я даже хотел перевести эту главу на русский, т.к. это суперочерк, но сегодня нашёл, что добрые люди её уже перевели. Почитайте и удивитесь (если не были в курсе). Увы, там не вся история — окончание я нашёл на сайте Радио Прага. Книга, целиком переведённая, оказывается, тоже выходила аж много лет назад в "НЛО", но я её никогда не встречал ни в бумаге, ни в электронке. Английский epub тут.

1926 ¾ 1929: Шахматы

Через восемь лет после Великой Октябрьской революции Томаш Батя начинает свои эксперименты в капиталистическом обществе. Он строит для жителей Злина девятиэтажный Общественный дом с гостиницей (после войны гостиница «Москва») и распоряжается, чтобы на первом этаже рядом с рестораном не было никаких кафе и винных погребков, а был зал для игры в настольный тенис, кегельбан и зал для игры в шахматы («ибо нужно непрестанно думать»).

Люди уже не будут работать по восемь часов, с 7.00 до 15.00.

Теперь они будут работать до 17.00, зато с 12.00 им положен двухчасовой перерыв. Женщины могут вернуться домой и приготовить обед, но Батя не видит в этом смысла, так как он построил большие столовые и универмаг, в котором есть все. «Женщины, — говорит он в своей речи, — вам не нужно будет заниматься даже домашними заготовками, Батя сделает их за вас».

Мужчины и женщины во время перерыва могут делать все что захотят, однако рекомендуется следующее:

лежать на газонах на площади Труда (в хорошую погоду);

не предаваться безделью (лучше всего читать, с одной, однако, оговоркой: НЕ ЧИТАЙТЕ РУССКИЕ РОМАНЫ — гласит придуманный Батей лозунг на стене цеха по обработке шерсти. Почему? Ответ Бати на стене резинового цеха: РУССКИЕ РОМАНЫ УБИВАЮТ РАДОСТЬ ЖИЗНИ);

в плохую погоду ходить в кино (в центре города Батя уже построил самый большой в Центральной Европе кинотеатр на три тысячи мест, где билет стоит одну — символическую — крону);

те, кто опаздывает на работу, обязаны во время перерыва отрабатывать у станка свои задолженности.

Профсоюзы и Коммунистическая партия Чехословакии утверждают, что на самом деле Батя придумал этот перерыв специально ради дополнительной дармовой работы. Забастовки подавляются, а их участников без разговоров увольняют с фабрики.

На родину, в Чехию, фирма «Батя», однако, вернулась лишь в 1990 году, после «бархатной революции». (При коммунистах Злин носил имя их вождя – Готвальдов, а бывшие предприятия Бати выпускали обувь под маркой «Свит»). Вот как описывает возвращение Томаша Бати в Злин в своем очерке Мариуш Щигель:

«Его встречало сто тысяч человек. Группа студентов кричит: «Угнетай нас, Батя!». Он обходит свои бывшие магазины. В одном из них видит какого-то покупателя, примеряющего туфли. «Клиенты – это моя жизнь, – говорит он. – Терпеть не могу, когда в моем магазине клиент должен сам завязывать шнурки».
Батя наклоняется и завязывает шнурки покупателю».