Точечно по Дунаю: Обзор книг

автор: Денис Песков

Собираясь впервые посетить Будапешт, я, как водится, озаботился предварительным знакомством с литературой по тем краям. Мне хотелось прочесть не только о венгерской столице, но и дунайском регионе вообще. Название «Дунай» почему-то с детства завораживало меня: ещё в начальной школе, играя со сверстниками в то, что мы называли «ручейки», — а именно разнообразную возню с потоками воды, устремляющимися после дождей по улицам к устьям в виде решёток канализации, — я предложил назвать самый широкий в нашей округе «Зубаревским Дунаем». Не волгойленойенисеем. Откуда я про него знал сейчас не скажу, мальчик я был любознательный, в каком-то атласе подглядел.

Photo 22.02.16, 10 16 47
Дунай, как отмечают все авторы, никакой не "голубой", а грязно-жёлтый. Это мой кадр из поезда в Будапешт в районе г. КомАром. Не такой уж и широкий. На том берегу Словакия.

Искать нужную литературу долго не пришлось – мне давно нравились и тематически, и «обложечно» две книги, так и названные в честь реки: «Danubia: A Personal History of Habsburg Europe» (Данубия: Личная история габсбургской империи), автор Саймон Уайндер, и «Дунай. Река империй», автор Андрей Шарый. Заодно так совпало, что в это же время на русском издали классический труд Клаудио Магриса «Дунай» (Danube: A Sentimental Journey from the Source to the Black Sea – Дунай: Сентиментальное путешествие от истока до Чёрного моря), которого долго и с придыханием ожидали многие (например, The Village). С него-то я и решил начать.

Написана она в 1986, издана на русском спустя 30 лет. Книга оказалась идеальной для студента-филолога и противопоказанной кому-либо ещё. Существует тонкая грань между общирной эрудицией, которой автор блещет на благо сюжету/теме, и контрпродуктивной графоманией. Прекрасными примерами первого являются книги F. Wilson "The Hand: How Its Use Shapes the Brain, Language, and Human Culture" и Петра Вайля "Гений места"(если уж поближе к тематике), второго – увы, эта книга Магриса.

Узнать много об истории края, культуре и традиции народов, его населяющих, из этой книги крайне сложно. Зато вы освоите весь корпус художественной и философской литературы хоть краем связанной с рекой как местом географии. Все мало-мальские поэты и писатели, родившиеся на её берегах, прожившие какое-то время, или просто проехавшие мимо и черкнувшие несколько высокопарных (или уничижительных) строк в своём дневнике, будут непременно упомянуты. Так как вдоль всего течения реки от истоков в Германии и Австрии до устья в Румынии и на протяжении веков истории там обреталось немалое количество любителей высказаться на бумаге, рассказов хватило на добротную книгу. Увы, собственно, Дунай в ней лишь декорация или даже бледный задний план. Повторюсь, книга неплоха, но если вы не из-за истории литературы её открыли, проходите мимо. Встречаются в ней и исторические анекдоты и любопытные факты, но они есть и в других работах, в куда более концентрированном виде. Например, в книге, о которой я расскажу ниже.

Отдельное недоумение у меня вызвал перевод имени «перестройщика» Парижа барона Османа: его имя переведено в книге тремя разными способами, и если мне не изменяет память, трижды неверно. Господи, ну хоть в Вики заглянули бы! Я подумал, что переводчиков было трое, но нет – заявлен один. Виктор Сонькин (книжный переводчик, лауреат «Просветителя» и автор «Здесь был Рим») позже прокомментировал этот казус «дескать, скорее всего трое и было, но работали на «фирму».

Cочинение А.Шарого (надеюсь, правильно склоняю) вышло до магрисовской классики, но автор с ней знаком. В его книге, куда больше похожей на трэвелог, я обнаружил почти всё, что искал. Много всего интересного и в меру. Однако чувствуется, что классик над ним довлеет, и потому Шарый время от времени срывался то в отсылки к нему (что неизбежно и уместно), то в подражание (что резко контрастировало, было не очень гармоничным и утомляло). Слава богу, чувства меры ему хватило. Из трёх этих книг, собственно, про Дунай и всё, что на его берегах лучше всего читать у Шарого.
Третья работа мне понравилась, наверное, ещё больше, но Дунай в ней такая же декорация, как у Магриса, наверное, поэтому и называется Данубия, т.е. дунайская земля, да и к подназванию надо было мне прислушиваться, ибо оно обещает историю довольно крупной габсбургской империи, контролировавшей большую часть его течения. Прочёл с большим аппетитом, ибо написана она крайне интересно фанатом темы и знатоком региона, не говоря уж о том, что с хорошим чувством юмора. У Шарого, кстати, тоже есть книга про эту центральноевропейскую монархию, но я её ещё не читал.

Что ещё понравилось в Данубии – она не только источник массы рассказов, баек и даже чуть ли не научного нарратива, но и сокровищница ссылок и отсылок, превращающих знакомство с территорией и историей весьма обширного края в подлинный 3D-музей. В отличие от Магриса, он не отсылает вас к сомнительным поэтам или нобелевским канетти, а так интригующе рассказывает о различных статуях, элементах архитектуры, музыкальных произведениях и картинах, что немедленно лезешь в интернет, чтобы увидеть и услышать самому. Автор десятки лет исследовал территорию бывшей Австро-Венгрии, побывал в более сотни музеев и галерей, откапывая для нас с вами всякие интересености и прекрасности в заштатных городках и музейчиках, куда не всегда и туристы добираются. Только на основе этих виньеток можно ещё пару месяцев посты делать. Сопутствующую литературу он тоже приводит, но как раз в необходимой дозе. Единственный минус книги – её размер. С другой стороны – это же и её плюс, скучно с ней не становится. Прекрасный рассказчик!

Как обычно, купленные и прочитанные книги я сдал для общего пользования в московскую Российскую государственную библиотеку для молодёжи (записывают всех). Приходите-берите. Данубию читал в электронке (epub).