Одомашненные

автор: Денис Песков

“Domesticated”. Richard C. Francis. W. W. Norton & Company, 2015

На редкость хорошая книга-обзор темы-невидимки – вроде и перед глазами, а не задумываешься особо, тем более в таких масштабах. А масштабы действительно широки: рассматриваются все виды одомашненных человеком млекопитающих (адьё курам и индюкам), а для некоторых не совсем ручных зверей (например, енотов) такая возможность интересно обсуждается.

Нашим читателям книга станет вдвойне приятной, потому что открывается она революционными исследованиями Дмитрия Беляева, которые одомашнил…лис. Да-да, тех самых рыжих пройдох и душителей кур. Отбиравшиеся по критерию отсутствия боязни человека, они за несколько поколений стали ласковыми, как собаки, приобретя, к изумлению учёных, и собачьи черты — хвост колесом, висячие уши, пёстрый окрас и т.п. Обязательно гляньте видео с ними. На сходные метаморфозы внешности и характеры автор не забывает указывать, рассказывая о свиньях, коровах, козах и шиншиллах.

О многих привычных животных узнаешь что-то необычное. Взять тех же северных оленей: знали ли вы, что им доступно зрение в ультрафиолетовом диапазоне. Зачем? Ну, например, потому что помёт и моча в таком свете выглядят особенно заметно, и по ним, как по книге, животное сможет узнать много как о сородичах, так и о хищниках. Обожаемые лишайники тоже светятся в УФ диапазоне.

А ещё по какой-то причине оводы предпочитают атаковать светлоокрашенных оленей, что может объяснять, почему почему дикие олени Фенноскандии в основном тёмного окраса. [Полагаю, тут дело в особенностях зрения насекомых. Тему их обмана шерстью радикально продолжили, в частности, зебры и окапи].

Обсуждение одомашнивания, естественно, не обходится без разговоров о том кто и где первым это сделал, и кто лучше затем оттюниговал. Так, мы не без гордости можем отметить, что эвены и эвенки, по мнению автора, оленеводы par excellence, оставляя позади саамов, да и ненцев. Интересна и глава о верблюдах, чьей прародиной является на самом деле Америка – к нам они пришли через Аляску и Чукотку, когда море было ниже и между ними существовал мост (обычно упоминается об обратной миграции видов и людей).

Или вот, возьмём собак: многих удивляют моськи пекинесов. Однако мало кому в голову у нас приходит, что собаки выведены такими, чтобы внешне напоминать…львов. В китайском их видении:

Как стремительно развивается селекция домашних животных особенно заметно, например, на сиамских кошках: современные коты с треугольной мордой за сто с лишним лет достаточно далеко ушли от тех кошек, что по-прежнему живут в Таиланде:


Отдельным мотивом идёт цена, которую животные платят за то, чтобы быть рядом с нами (это если эвфемистически выразиться). Некоторые породы и врожденные тяжелые болезни уже идут через запятую, на одном выдохе, как бернская овчарка и рак. Мучения практически с рождения сопровождают неестественно коротконогих или плоскомордых псов. Да, экстерьер соблюдён и судьи в восторге, но интересно, быстро бы они вывели стандарты породы для людей, выросших в бочке, как у В. Гюго?

Искуственное увеличение помёта у свиноматок с шести до двенадцати и более поросят привело к тому, что матери теперь рождают больше потомства чем могут физически накормить – сосков не хватает.

А пассаж ниже о селекционном тупике чистокровных скакунов заставляет почему-то задуматься о профессиональных спортсменах, от которых общество ждёт всё новых рекордов, при всё тех же, в общем, телах. Увы, похоже, это невозможно – 50 лет селекции и уже откровенной химии не могут дать прибавки скорости у лошадей. Более того, их репродуктивная функция трещит по швам (хотя, думаете, радующимся за  Фелпса и Болта есть какое-то дело до их потомства?):

“You can increase your odds in the lottery by restricting the matings to parents with desirable traits. This approach worked especially well in the early stages of Thoroughbred breeding, but eventually you arrive at a point of diminishing returns.

There is abundant evidence that the Thoroughbred has reached this point. Racing times have not improved in 50 years, despite improved training methods and all manner of pharmaceutical assistance. (Horse people are quick to claim that Thoroughbreds are bred for racing ability, not just speed. But speed is obviously a key component of racing ability). And even in this restricted lottery, the regression to the mean continues. The most successful horses, including Triple Crown winners, often prove much less successful studs; an inordinate number, in fact, don’t even contribute to the lottery at all, because they exhibit various forms of infertility. They are ruefully referred to as “stud duds.” Moreover, up to 20 percent of horse pregnancies fail to result in birth, many pregnancies that do go to term end in stillbirth, and an inordinate number of the live born don’t make it through the first year. Stud duds, miscarriages, and stillbirths are a sign of excessive inbreeding in which the genetic lottery has become too constricted to maintain the health of the breed—another reason to open up the breed.

Yet the lack of improvement in race performance reflects more than bad genetics. Recent studies have found a fair amount of variation in genes associated with racing performance. We must also look to the level of the phenotype, and specifically the phenomenon called “phenotypic integration.” Organisms are not just collections of parts; they are systems of integrated parts. As such, a change in one part can affect a number of other parts. Thoroughbreds have evolved inordinately large hearts and lungs, increasing their aerobic capacity. But these oversized organs require a huge chest cavity. The huge chest cavity, though, is too big for the stomach and intestines, which can shift around in hazardous ways. Moreover, the bodies of Thoroughbreds are too large for their slender legs and relatively small feet, which have remained like those of a typical Arabian. Hence they are extremely top-heavy, which goes a long way toward explaining the high frequency of leg injuries, often catastrophic. This configurational defect may set the limit on performance, especially as concern for animal welfare increases. We are now at a stage where a complete rethinking of future Thoroughbred evolution is in order.”

В конце совершенно не в кассу идут три главы о происхождении людей и какие-то умственные построения автора на тему “одомашнивания людей” самими собой. Да, появление речи и человека общественного это тоже интересно, но из общей канвы эти рассуждения выпадают абсолютно: смешались в кучу кони, люди – это хорошо только у Пушкина и на мозаике из Помпей. В общем и целом очень познавательно и интресно: в следующий раз при встрече вы точно будете внимательнее приглядываться к братьям нашим меньшим. Если не станете зоологом или ветеринаром 🙂