Наполеон — Покоритель Британии. Книжной.

автор: Денис Песков

Есть у меня как у читателя такая особенность — концентрированный удар по теме. Существует немало интересующих меня вещей, но до всего сразу руки не доходят. Однако книжечки по вопросу копятся. И приходит день, когда я беру 3-5 книг по одному сюжету, и начинается штурм темы. Все они, как правило, с высокими читательскими рейтингами и написаны видными экспертами в своей области. После освоения томов я приобретаю достаточно хорошее понимание вопроса. Но, как говорится, it comes at a cost — после этого порог толерантности общения на эту тему у меня значительно снижается. Если ранее я готов послушать разные мнения таких же непосвященных, как я, после "интенсивного курса" я абсолютно отказываюсь продолжать слушать, если понимаю, что собеседник несёт дичь, не бьющуюся никак ни с одной из точек зрения, высказанных исследователями.

Месяц назад руки дошли, наконец, познакомиться с Наполеоном Бонапартом и наполеоновскими войнами.Стандартное знакомство с темой у нас обычно ограничивается "Войной и миром" (которую я почти уже не помню) и Войной 1812 года, из которой в памяти обычно остаются Бородино, Москва, спалённая пожаром, и у кого-то Березина. "Заграничный поход" лично я мало знал и от него в голове колыхались лишь "Едут-едут по Парижу наши казаки" да и ярлык "Битва народов под Лейпцигом". Всё это ничтожно мало и для понимания периода абсолютно недостаточно. Ещё ранее я читал back-to-back книги о Венском конгрессе 1815 и Версале 1919, в рамках знакомства-сравнения крупных европейских переговоров, подводивших итоги значительных войн и предопределивших последующие десятилетия развития континента.

Книг о периоде от Великой Французской революции до Ватерлоо у меня накопилось немало — те времена пристально изучались и изучаются по се день. На корпус собравшейся у меня литературы я взирал уже с ужасом. Однако решимости войти в воду добавила достаточно спонтанная покупка в Европе — новая биография Наполеона была бестселлером в Англии, и в написании её использовался особенный подход.

Сказать, что Napoleon The Great Эндрю Робертса в значительной мере опирается на, собственно, письма и сообщения Бонапарта — не сказать ничего. Они составляют её основу и её особую ценность, и цитируются страницами. Сама книга — увесистый кирпич, написанный мельчайшим и плотным шрифтом. С большой долей уверенности можно рассчитывать на то, что в личных письмах своим венценосным братьям и в прочей каждодневной корреспонденции Наполеон не думает о том, каким он останется в вечности (во многих случаях он действительно придавал этому немалое значение). Поэтому из этих бумаг император выступает тем человеком, каким он самом деле был.

Про Наполеона есть определённые клише, которые и меня не миновали, хотя я, не погру-зившись в тему (см. выше), как правило не придавал им большого значения. Невысокий грузный человечек, блистательный полководец, получивший удар в России и сгинувший на островке в Атлантическом океане, после сказочной попытки вернуть всё при Ватерлоо. Что у него было в голове и зачем он что делал нам обычно не объясняется.

Ну, что сказать — Наполеон Бонапарт меня покорил. Человека значительнее выступившего на меня из бумаг императора я, пожалуй, ещё не встречал. Как часто бывает с выдающимися людьми понять откуда что взялось просто непостижимо. Только из цитат становится понятным нечеловеческий объём его знаний, интересов, проникновения и всеохватности многочисленнейших аспектов управления огромной империей в дотелеграфную и доинтернетную эпоху. Ему было дело до всего — от того кого назначить приходским священником в медвежьем углу до того, как втянуть новые страны в панъевропейскую Континентальную блокаду Англии. В день он писал десятки, если не сотни писем. Поразительная работоспособность. Какой там Джек Уэлч…

Все эти экстраординарные организационные таланты совершенно неожиданно сочетаются с исключительным полководческим даром, повторить который не мог, пожалуй, ни один из его славных маршалов. Особую похвалу его врагов заслуживают как ни странно не самые громкие его победы, одерживаемые на протяжении более десятилетия над противниками всех мастей, а отчаянная кампания последних недель у власти, в крайне стеснённых условиях, с сырыми рекрутами, в окружении полчищ антинаполеоновской коалиции.

Книга вызывает просто сердечную боль у читателя, вынужденного наблюдать, как невероятную карьеру затушивают союзники. Однако плюсом моего "ударного" подхода к теме является наличие квалифицированных взглядов на один и тот же сюжет различной направленности, за счёт чего и достигается глубина понимания.

И источников, и историков, придерживающихся негативного взгляда на Бонапарта, немало. Я выбрал книгу Napoleon's Wars Чарльза Эсдейла. Как ни странно, детальные описания собственно баталий и кампаний в ней отсутствуют, зато активно разбирается политика Бонапарта и делаются различные заключения о его ментальном состоянии. Если первый автор был очарован своим героем, то этот его откровенно недолюбливает. Раззадоривает он себя, обращаясь почти исключительно к критикам императора. В основном, его нападки выглядят неубедительно, и больше говорят о нём самом, нежели о французе.

Тем не менее, определённая польза от этой книги есть: хотя почти всё, что ни делает Наполеон, воспринимается Эсдейлом или негативно, или с издёвкой, он часто даёт более широкую картину описываемых событий, которую, естественно, не засунешь в каждое письмо, обычно посвящаемое частностям. С другой стороны именно незнание большого числа именно частностей делает его выводы о более крупномасштабных событиях не столь убедительными (если вообще). Не вспомню сейчас образец именно такого значительного события, но вот типичный пример с микроуровня: автор ёрничает на предмет того, что Бонапарт зовёт жену Жозефиной, хотя ранее первый муж называл её Розой. Для ёрничанья поводов бы не нашлось, если б писатель "изучил матчасть" и обнаружил, что Жозефа — одно из нескольких составляющих её длинного имени. "Splendid … a joy to read' высказался об этой книге Робертс на её обложке. И засел за свою. Спасибо ему за это большое!

В качестве интересного эпилога я почитал ещё книгу, посвящённую последним годам корсиканца на Святой Елене в общем, и любопытной и неожиданной дружбе с девочкой-подростком Бетти в частности. Мадемуазель БеттИ, как обращался к ней экс-император, была проказницей и, естественно, не понимала масштаба личности, поселившейся по соседству. Наполеон, к своей чести, не стал изображать из себя фигуру, а наоборот был с ней крайне непосредственен и веселился от души. Их забавы и проделки, конечно, тоже выглядят совершенно неожиданно, после всех тех лет, когда он принимал решения, от которых зависели судьбы народов всего мира. Это тоже добавляет глубины его образу, хотя после этого вообразить себе этого человека живым мне представляется ещё более сложным, чем поверить в то, что когда-то по Земле ходил живой бог.

P.S. Обе книги можно взять почитать в московской библиотеке для молодёжи, куда я обычно отношу все привезённые из заграницы и прочитанные книги. Также книги можно почитать в электроннном виде, если нажать на фото их обложек.